Телефон доверия
8 (812) 299-99-99

"70 свидетельств": Всеволод Иванович Каширихин

Всеволод Иванович Каширихин

В пожарной охране с 1941 по 1961 г.г.

Начальник 36 ВПК и 9 ВПК

«Пожар, оставшийся в памяти…

Мои первые впечатления об ужасах войны остались в памяти с детских лет. Однажды в морозную декабрьскую ночь в Забайкалье прибежавший в избу вооруженный отец (предревкома села Кабанска) крикнул матери: «Бегите в сторону Кудары (селение в северную сторону Байкала). Степан (сосед) даст лошадь». Нас троих детей усадили в сани и повезли из села. Утром меня поставили у околицы и дали наказ: «Стой и смотри, что тебе крикнет папа». Я стоял за замерзшей рекой, на другой стороне шел бой, слышны были пулеметные очереди. Я думал: «А не убьют ли там моего папу?», – и детское сердце сжимала тоска.

Бой продолжался недолго, и через час-два по дороге промчалось несколько подвод с вооруженными людьми. На последней ехал живой папа, он махнул рукой и крикнул: «Бегите дальше».

Белогвардейцы генерала Каппеля из армии Колчака отступали со стороны г. Иркутска на восток страны, и мелкие очаги сопротивления встречавшиеся на их пути существенного сопротивления оказать не могли.

Потом война с белофиннами. Первый артобстрел нашей батареи загнал нас в отрытые щели в карельской земле, первые убитые пехотинцы при переходе границы, первые окровавленные раненые, потом десятки убитых и замерзших бойцов Красной Армии на заснеженных озерах Карельского перешейка, финские не сожженные сараи, наполненные трупами. Потом тяжелый солдатский труд, десятки и сотни тонн перегруженных снарядов, всю зиму ночлег на снегу в сорокаградусные морозы в кирзовых сапогах. То была война, шедшая там, в горах, на полях, в лесу, на фронте. Это было естественно, хотя и неразумно и жестоко, как сам факт войны. Нужно было добросовестно выполнять свой долг перед Родиной, долг воина Красной Армии, и мы его выполняли честно и самоотверженно…

Был теплый августовский день. Солнце, весь день сиявшее на ленинградском небе, склонялось на западе. Как-то не верилось, что уже идет война, что армия немецкого фашизма уже движется на Ленинград, что она уже вблизи города.

Тревога! Я выезжаю в качестве связного с начальником 9-й пожарной части Лузаном Никитой Андреевичем. Горит здание архива на площади Декабристов (ныне Сенатская площадь) – Сенат и Синод. И вот первые разрывы снарядов при нашем прибытии. Это было непостижимо. В сознании не укладывалось, что это действительность, что это первые страшные явления войны.

Светит солнце, в саду благоухают розы, флоксы, гортензии, вековые деревья покрыты еще не тронутой осенью зеленой листвой, поют птицы свои песни, а с неба, такого чистого, голубого, с воем и визгом сыплются снаряды, несущие смерть и разрушения, огонь, обвалы, гибель людей и всего живого.        Кругом бессмертные творения величайших зодчих, ученых, скульпторов, мыслителей. Здесь Медный всадник Фальконе, там – Исаакиевский собор, там – Адмиралтейство со своей, воспетой поэтами, адмиралтейской иглой… Все это не укладывалось в сознании, все мое существо внутренне протестовало против этого бессмыслия и варварства... Хотелось кричать и кричать до хрипоты, исступления проклятия тем, кто несет это сумасшествие…

На какой-то момент я впал в шоковое состояние от этого и не потому, что рвались снаряды, что инстинкт самосохранения толкал куда-то бежать, спрятаться, укрыться – нет (на финском фронте я не раз был под артиллерийским и минометным обстрелами). Это был какой-то внутренний протест против непостижимого варварства, дикости, нелепости, безумия происходящего. Хотелось кричать и кричать до хрипоты, до исступления проклятия тем, кто несет это сумасшествие.

По установленной механической лестнице мы поднялись на чердак здания – вскоре пожар был ликвидирован.

Потом был пожар на бывших Бадаевских складах, потом пожар… и еще сотни пожаров. 

За период войны я участвовал в тушении нескольких сот пожаров, но этот пожар, небольшой по размерам, останется в моей памяти на всю жизнь.

Прошло много лет с того дня, много других тяжелых переживаний пришлось пройти (война унесла двух братьев из нас четверых), были тяжелые пожары в мирное, послевоенное время, но тот первый, в солнечный теплый августовский день, стоит перед глазами и живет внутри так ярко и незабываемо, как будто это случилось вчера». 

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!
Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений