Телефон доверия
8 (812) 299-99-99

"70 свидетельств": Николай Николаевич Кулешов

Продолжение воспоминаний Николая Николаевича Кулешова

Вторая точка была установлена у самого маяка «Осиновец» в одном дощатом сарае со складом Военторга. Я все время боялся за нее. Немцы усиленно бомбили маяк, и все кругом было изрыто воронками. Было ясно, что с этого места отделение на автонасосе ГАЗ-АА нужно перевести куда-то в более безопасное место. По согласованию со штабом Военно-морской базы мы перевели вторую точку через шоссе, на другую сторону напротив маяка и пирса. И буквально через два дня на то место упала 25-килограммовая авиабомба с пикировщика и разрушила этот дощатый сарай, где два дня тому назад стояла наша техника, и располагался личный состав. Таким образом, мы упредили потери в людях и техники.

Третья точка была дислоцирована в пяти километрах от станции Ладожское озеро на мысе Гольцмана. Там мы оставили три человека во главе с начальником караула тов. Николаевым, с мотопомпой без автомашины. Этот мыс использовался для разгрузки угля, и некоторое время — для разгрузки из танкеров в дорожные цистерны легковоспламеняющихся и горючих жидкостей.

Помню, там был начальник пожарной охраны головного склада ЛВЖ и ГЖ, который во время разгрузки, наблюдая за пожарной безопасностью, нечаянно в ватных штанах и ватнике провалился в яму, заполненную бензином, и продолжал работать не переодевшись. Он получил серьезные ожоги тела, был отправлен в Ленинград и там умер. Фамилию я его забыл, но знал его как начальника Сиверской ГПК. Он был мобилизован как офицер и назначен начальником пожарной охраны головного склада ЛВЖ и ГЖ на мысе Гольцмана.

Четвертую точку наметили в Морье для охраны пирса для перелива легковоспламеняющихся и горючих жидкостей. Там находилась Ладожская военная флотилия со всеми службами. Место в Морье впоследствии было передано военно-морской пожарной команде, у которой имелось два автонасоса типа ГАЗ-AА. Морская команда поступила в мое оперативное подчинение. Несколько раз я вызывал ее на помощь в тушении пожаров в Осиновец. Расстояние от Осиновца до Морье было девять километров.

Кроме перечисленных пунктов, на Ладожском озере были небольшие команды на артиллерийских складах, складе горюче-смазочных материалов в Борисовой Гриве, на продовольственных складах и другие. Это были все военные команды, опять же подчиненные мне оперативно. Командовал тогда на Ладожском озере капитан 1-го ранга Ванифатьев.

Мои пожарные в намеченных точках отрыли в первую очередь землянки для автомашин, затем землянки для личного состава и телефонных станций. По приказанию капитана 1-го ранга Ванифатьева все пожарные команды на побережье Ладожского озера были связаны полевыми телефонами. На маяке Осиновец мы выставили постоянный каланчевой пост, немало помогавший нам в указании мест пожаров. Так нами и был организован пожарный надзор на побережье Ладожского озера.

Служба неслась в одну смену, никаких отпусков: половина личного состава отдыхала после несения нарядов, а другая половина находилась в полной готовности к выезду на пожары и несения постовой службы и других нарядов.

В первое время никак нельзя было добиться пайка, нас никто на питание не хотел принимать. Пока я обивал пороги кабинетов Военного интендантского управления, добиваясь пайка и обмундирования для личного состава, мы по разрешению т. Ванифатьева из ближайших полузатопленных барж с гречневой крупой в сентябре-октябре ныряли, и поднимали оттуда два-три мешка (больше брать было нельзя). Перекисшую крупу сушили на противнях и варили кашу, ели без масла, горькую-прегорькую, и это было для нас счастьем. Потом питание наладилось, прикрепили нас к одному из воинских подразделений и ежедневно привозили на весь личный состав завтрак, обед и ужин. Хлеб получали из походных пекарен, раздавали сразу месячную норму. Трудно было, но сушили и старались протянуть до нового месяца. Иногда выпрашивали сухарями, это было лучше для сохранности, ведь у некоторых ребят хлеб плесневел.

Ежедневно, два раза в день на пирс Осиновец, где шла разгрузка продуктов для Ленинграда с прибывших барж и других плавсредств, налетали два-три пикировщика, а несколько раз — и по шестьдесят стервятников. Их наши зенитки сбивали с прицельного огня и отгоняли, но вред, разрушения, загорания и пожары они вызывали. Тушили успешно, иногда даже не замечая, что нас бомбили. Учитывая, что длина деревянного пирса больше трехсот метров, я приказал проложить под мостками готовую рукавную линию литер «A» для обеспечения быстрой подачи воды к пожарам, и это оправдалось. Правда, один раз, когда загорелось судно, мы подали воду, но из-под развороченных мостков хлестала вода из разорванного осколком пожарного рукава. Это было замечено, и рукав был быстро заменен. Но на меня налетел с револьвером сам капитан 1-го ранга Ванифатьев, прибывший на пожар. И когда я ему спокойно объяснил, что причина была в бомбежке, рукав заменен, и он сам увидев, что вода на пожар поступает бесперебойно из трех стволов литер «Б» и одного ствола литер «A», а также прибывает помощь с других точек, он успокоился и убрал свой наган в кобуру. После пожара он даже объявил перед строем пожарных благодарность за самоотверженность при тушении пожара.

Иногда т. Ванифатьев приказывал выделять технику для откачки севших на дно барж с продуктами или со снарядами. Кажется, около тридцати раз пожарные с мотопомпами поднимались на борт этих полу затопленных барж для откачки воды, и после заделки пробоин, полученных в пути, буксиры их доводили до причалов пирса для разгрузки. Мы не давали покоя УПО области, прося о замене поврежденных мотопомп, ведь они тоже при откачке подвергались налетам стервятников.

Помню, по приказу т. Ванифатьева со второй точки (от маяка) была выделена автоцистерна для перекачки спирта-сырца в железнодорожную цистерну. Не обошлось и без соблазна: один только раз наш моторист и боец напились в стельку. Тогда их чуть было не отдали под трибунал. Однако потом посадили под арест в землянку у маяка на трое суток. После этого никто не стал пить этот спирт.

Во время моей работы на Дороге Жизни пожары были неоднократно. Все они возникали от вражеских обстрелов и бомбежек. Налеты были так же в 12 и 17 часов. Бомбили пикирующие бомбардировщики. Выезжали на тушение пожаров на складах, в землянках и даже выезжали на лед для тушения горящих машин. Тушить пожары на льду было трудно. Нет воды, а тушить надо.

В поселке Борисова Грива также находился склад ЛВЖ и ГЖ, куда по трубе, проложенной по дну Ладожского озера, с «большой земли» подавалось топливо и даже спирт — попеременно. Начальником пожарной охраны этого склада был бывший начальник пожарной охраны завода Красный Гвоздильщик на Васильевском острове т. Григорьев.

Со всеми начальниками пожарной охраны я имел оперативную связь, и с точки зрения профилактики периодически проверял все объекты в районе обслуживания. Кроме того, личный состав проводил обходы по намеченному маршруту по складам, пирсам и землянкам. Все объекты, которые находились в землянках: Ладожская Военная флотилия в Морье, Батальон авиаобслуживания (они производили погрузку и разгрузку продуктов с барж в железнодорожные составы), команда службы «Эпрен», Балтехфлот, маяк (там у нас стоял круглосуточный пожарный пост на вышке маяка с прямым полевым телефоном прямо в штаб пожарной охраны в первой «точке», где находились наши телефонистки), железнодорожная станция Ладожское озеро, эвакопункт (большая землянка у станции), полевая почта, батальон НКВД (охрана грузов), склады снарядов, продуктов и т.д., медслужба в железнодорожном вагоне, зенитная артиллерия.

Нашим пожарным профилактикам приходилось очень трудно, особенно зимой, когда всюду разжигались костры, отогревались автомашины, грелись люди. Запретить это было невозможно, поэтому изыскивались наиболее безопасные мероприятия и, если уж видно было, что явно грозит пожаром, то просто запрещали. Даже когда не слушали, пожарные выезжали на место и тушили костры. Много было скандалов, но такова наша служба.

Зимой, как известно, была создана ледовая дорога по льду озера из Кобоны, с той стороны, на нашу сторону — в Ваганове, поэтому большая часть грузов шла, минуя Осиновец, прямо через Брисову Гриву в Ленинград. От Осиновца эта ледовая дорога находилась в восьми километрах в сторону.

1942 год. Зима. Посмотришь, на озеро в сторону ледовой дороги как стемнеет, и видишь, как будто бы мост, освещенный с того берега, перекинутый на наш берег. А это грузовые автомашины друг за другом с интервалом в одну машину идут по льду с полным освещением своих фар. Со стороны Шлиссельбурга методически шел обстрел ледовой дороги. Иногда вспыхивало зарево — это значит, загоралась автомашина. Пытались ездить туда на пожар, но так была загружена автомашинами вся дорога, что и думать было нечего туда доехать. Автомашины были сплошь, как в очереди, и двигались они медленно. Шли они одна за другой, груженные тушами баранины, снарядами и другим.

Благодаря ледовой дороге поток грузов увеличился в несколько раз. Ящики со снарядами складывались по обе стороны дороги, на всем восьмикилометровом пути от Ваганова до Осиновца, и рядом с нами кругом были снаряды. Жили, что называется, «на бочке с порохом», но, к счастью, налетов фашистской авиации не было. К весне все снаряды на железнодорожных составах были отправлены в Ленинград. 

В мае-месяце 1942 года меня вызвал к себе начальник ВМБ капитан 1 ранга товарищ Ванифатьев и приказал представить список всего личного состава для того, чтобы, перевести всех нас в состав Военно-морской базы в качестве военно-морских подразделений пожарной охраны на положение военнослужащих. Об этом я поставил в известность свое Управление пожарной охраны. Прибыв к нам в Осиновец, представитель УПО и Штаба морской базы договорились, чтобы нашу команду не передавали в Красную Армию, а отвели в Борисову Гриву. Мне лично приказано было выехать в Сестрорецк, и 17 июня 1942 года я был назначен на должность начальника пожарной охраны города Сестрорецка.

На этом и кончилась моя служба на «Дороге Жизни», и началась служба в прифронтовом городе в полукилометре от наших передовых линий, в пустом деревянном городе с населением двести человек.

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!
Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений